клубы | новости |

3 февраля в «МАЙНЕ!» - «АукцЫон».

11:36:49, 17 января 2007

3 февраля в «МАЙНЕ!» - «АукцЫон».
Мы были в Америке, выступали на международном фестивале globalFEST. После концерта к нам подошли журналисты и музыканты, в числе последних Фрэнк Лондон (Frank London), который предложил нам, если у нас есть материал, записаться в студии Kaleidoscope Sound Studios (или все-таки в Stratosphere Sound Studios? — Прим. ред.). И даже посулил великих сессионных музыкантов: Зорна (John Zorn, саксофон), Рибо (Marc Ribot, гитара), Медески (John Medeski, фортепиано). ОЛЕГ ГАРКУША ОБО ВСЕМ

О новом альбоме «Аукцыона»
Мы были в Америке, выступали на международном фестивале globalFEST. После концерта к нам подошли журналисты и музыканты, в числе последних Фрэнк Лондон (Frank London), который предложил нам, если у нас есть материал, записаться в студии Kaleidoscope Sound Studios (или все-таки в Stratosphere Sound Studios? — Прим. ред.). И даже посулил великих сессионных музыкантов: Зорна (John Zorn, саксофон), Рибо (Marc Ribot, гитара), Медески (John Medeski, фортепиано). Мы, разумеется, не стали возражать! Зорн… сначала сказал «да», но потом, к сожалению, отказался, а вот Марк Рибо и Джон Медески просто пришли в студию и сразу же записали весь необходимый материал. Без единой репетиции! Федоров давал основную мелодию — музыканты подхватывали — и с первого же дубля (или со второго) делали то, что устраивало всех. Разумеется, в записи принимал участие и Владимир Волков («Волковтрио»). Как альбом будет называться, пока никто не знает. Эта работа… отличается от предыдущих. Она безумно красива, безумно мелодична, достойно сыграна. Впрочем, «Аукцыон» — это давно брэнд, то есть это всегда профессионально и искренне, — полагаю, новый альбом подтвердит это в тысячный раз.
Как и «Маму» («Это мама», 2002), мы записывали эту пластинку вживую. Разумеется, никакой диск не может быть равным настоящему концерту, но жизнь в этой работе вы почувствуете, гарантирую. Даже если мы играем для себя, для того чтобы представить все это потом на диске, это все равно… живое, настоящее.

О долгой паузе между записями
Полагаю, на этот вопрос не смог бы ответить даже Леня (Федоров). Однажды он сказал, что мог бы написать сто тысяч «Птиц», но никогда в жизни не будет этого делать. Ведь вино должно выстояться. А материала у него — песенного, мелодичного — на десять тысяч альбомов, это я точно знаю. Но он такой человек, для которого важно, чтобы совпали время и место, чтобы все созрело в голове, чтобы была концепция и еще бог весть что… И вот альбом созрел. А если бы мы не поехали в Америку? если бы не выступили на том фестивале? если бы на этом концерте не было Фрэнка Лондона? если бы он предложил что-то другое (без Медески и Рибо)?..

Об отношении Федорова к новому материалу
Мы об этом не говорили, но, глядя на его довольное лицо в студии, было ясно, что по крайней мере процесс ему был в удовольствие, что всё безумно нравилось. Конечно, в первую очередь он проникся игрой американцев — потому что они не то что схватывали, ни просто садились и играли. Играли обалденно.

О том, чем душа успокаивается
Леня Федоров ведь не только в «Аукцыоне» играет, он, как вы знаете, сотрудничает с «Волковтрио», с Татьяной Гринденко (ансамбль Opus Posth)… Я тоже стараюсь не замыкаться на чем-то одном: кроме музыкальных проектов, были театральные работы, приглашали в кино; плюс то, что когда-то называлось «общественной деятельностью»: участие в работе ежегодного питерского рок-фестиваля «Окна открой». Наконец, ни шатко ни валко, но все же идет создание некоего культурного центра, где кроме клуба должны быть аудио— и видеостудии, мастер-классы, репетиционные комнаты…

О репетиционной базе «Аукцыона»
У «Аукцыона» репетиционной базы нет лет… семь. То есть она как бы есть, но ее и нет тоже. Скажем так: в одном закрытом ДК была комнатушка, в которой мы лет семь назад репетировали, но в связи с переездом Лени в Москву репетиции прекратились… И возобновились, когда мы решили записывать альбом. Перед поездкой в США группа собиралась в клубе «Платформа», где нам выделяли три-четыре часа днем, пока было не очень много посетителей.

О современной рок-музыке
Чтобы понять, чем наша рок-музыка отличается от зарубежной, нужно хотя бы знать английский. А я его не знаю, стало быть — не понимаю, о чем они поют, от чистого ли сердца, о каких проблемах… Зато я точно знаю, что и наш, и, естественно, западный рок был силен в 70-х. Чем сложнее, тем интереснее для публики, — вот что такое тот рок. Сейчас все наоборот: чем проще, доходчивей играет коллектив, тем лучше. Рок-н-ролла, каким он был в семидесятых и в начале восьмидесятых, а потом ближе к девяностым, уже нет. К сожалению. Это объяснимо. Шоу-бизнес ударил не только по попсе, но и по рок-музыке. Тех, кто успел занять, образно говоря, свою нишу («Аквариум», «Аукцыон», «Телевизор»), ни реклама, ни раскрутка не волнуют. А что делать начинающим группам?.. Или вот пример (не поймите его превратно): если, предположим, группа «Сплин» вдруг выпустит альбом с привлечением джазовых музыкантов, как вы думаете, оценят его те слушатели, которые ходят на концерты «Сплина», а значит, привыкли к совсем другой музыке? Именно поэтому все современные группы играют попроще, подоходчивей… скажем так.

О простоте, доходчивости, успехе — и «Аукцыоне»
Даже если у группы большая аудитория, это вовсе не значит, что ее музыка успешна. У «Аукцыона» множество поклонников, которые знают, что, придя на концерт, получат подлинное удовольствие, безо всяких масссовиков-затейников и сюсюканий «где ваши ручки». Они уверены (и мы тоже), что это настоящее. Может быть, нам и хотелось бы стадионной популярности, но мы знаем, что это невозможно. Мы выступали на стадионах, не сольно, конечно, в сборных концертах, — и что? 90 процентов слушателей-зрителей не понимают и не хотят понимать, что такое «Аукцыон». Почему? — потому что они дети «Нашего радио», в плейлисте которой всего три песни «Аукцыона»: «Глаза», «Моя любовь» и «Дорога». Вот когда они поставят «Колпак», «Убьют» или «Сосет» — тогда я пойму, что что-то происходит, меняется…

О Леониде Федорове
Да, он гениален. Только бы гитара под рукой и чтобы никто не мешал. Прочее — по боку. Конечно, он… смотрит фильмы, как правило, вот такие (свистит. — Прим. ред.). И книжки читает — какие-нибудь этакие (свистит. — Прим. ред.). Нет, детективы вряд ли… Он сам по себе.

Татьяна Щелкунова, Александр Компакт
Январь, 2007


Группа "АукцЫон" - одна из немногих, которую можно назвать культовой без всяких оговорок. Последний альбом - концертный "Это мама" - вышел уже четыре года назад. Казалось, что лидера группы Леонида Федорова полностью захватили сайд-проекты: на декабрь, например, запланирован выход очередного альбома, сделанного с уже постоянным партнером - известным контрабасистом Владимиром Волковым. Он будет называться "Красота". Но про "АукцЫон" Федоров тоже не забыл: осенью группа вернулась из США, где записывала новый материал. О новом альбоме, о том, как и с кем довелось поработать в Штатах Леонид Федоров рассказал корреспонденту "Русского Newsweek" Евгению Когану
- Марк Рибо, многие годы работающий с Томом Уэйтсом. Клавишник Джон Медески из группы Medeski, Martin & Wood - эту троицу называют "три кита нью-йоркской downtown music". Трубач Фрэнк Лондон из популярнейшей The Klezmatics. Саксофонист и композитор Нед Ротенберг, которого ставят на одну ступень с Джоном Зорном.
Как вам удалось привлечь всех этих людей к работе над альбомом?
- Все получилось достаточно просто и неожиданно. Зимой мы играли на фестивале GlobalFest в Нью-Йорке, и Фрэнк Лондон, который там нас слушал, спросил, не хотим ли мы попробовать записать здесь пластинку, потому что при желании это можно сделать. Мы назвали имена некоторых музыкантов, с которыми нам бы хотелось поработать. А дальше начались переговоры, потому что многих Лондон просто знает лично.
И что, все согласились?
- Почти все. По некоторым причинам не смог принять участие в записи только Джон Зорн. А с остальными договорились, и им отправили наши пластинки, я даже не знаю, какие - "Бодун", наверное, еще что-то. А потом мы поехали записываться.
- И вот все эти знаменитые музыканты были на записи просто как исполнители ваших идей?
- Конечно, песни были нашими, и Рибо, Медески, Лондон и Ротенберг играли нашу музыку. И участвовали в каждой песне.
- Просто фантастика какая-то.
- Да, история фантастическая: они все - блестящие музыканты, с "именами". Но им понравился материал, вот и все. Если бы им что-то не понравилось, если бы им это было не нужно, вряд ли бы они согласились.
- Им переводили тексты?
- Частями. Медески и Рибо, честно говоря, не слишком интересовались этим, а Лондон более глубоко хотел все выяснить.
- Сколько же времени на все это ушло?
- Записали за неделю.
- Без репетиций?
- Совместных репетиций с американцами не было. А мы-то, конечно, репетировали, что-то делали, как-то готовились.
- И каковы впечатления от музицирования с кумирами?
- Да офигенно, какие же еще впечатления?! Трудно что-то конкретное сказать.
- Волновались?
- У меня было волнение другого рода - эти ребята, американцы, они же играют, я не знаю, в десять раз лучше. Они играют так, как никто больше сыграть не может. Но, вроде бы, все удалось.
- Я правильно понимаю, что на пластинке, впервые за долгие годы, будет новый материал?
- Да, абсолютно новый.
- Почему такая пауза была? Четыре года группа "молчала".
- Ну, кто же его знает. Я делаю то, что мне интересно, что у меня получается. Но новые песни для "АукцЫона" все равно появлялись - что-то постепенно, что-то специально для альбома было написано.
- Когда выходит альбом?
- Я еще не знаю, на самом деле, его надо сводить. Надеюсь, выйдет к весне. В России - точно, а насчет американского релиза сейчас ведутся переговоры, но пока еще ничего не известно.
- Есть ли шанс, что на российских презентациях альбома вместе с "АукцЫоном" будут играть Рибо, Медески, Лондон и Ротенберг?
- Да, очень большой шанс. Они, вроде бы, заинтересованы, им вообще все понравилось - совершенно непонтовые люди. Более того, сейчас с ними ведутся переговоры по поводу их сольных концертов. Но говорить об этом пока рано.
- Уже что-то планируете по поводу дальнейшего сотрудничества?
- Нет, конечно. Сначала надо посмотреть, что из всего этого вышло.
- А что слышно по поводу вашего нового совместного альбома с Владимиром Волковым?
- Мы записали пластинку "Красота" на стихи Андрея Смурова, поэта из Амстердама, и художника Артура Молева (авторы песни "Бен Ладен" с альбома "Таял" - Newsweek), в ней девять песен и она выйдет в декабре. А что это за альбом - я не буду пока говорить. Но пластиночка получилась странная, как всегда.

Автор  фото - Ольга Урванцева

 



Все новости   3 февраля в «МАЙНЕ!» - «АукцЫон».

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100